Смогут ли российские производители оборудования достичь мирового уровня? - ROSHAL-LKZ.RU

Смогут ли российские производители оборудования достичь мирового уровня?

Лидерство пятого эшелона Россия остается малозаметным участником глобального рынка передовых производственных технологий и, более того, рискует «отстать навсегда» от технологических лидеров.

Смогут ли российские производители оборудования достичь мирового уровня?

Лидерство пятого эшелона

Россия остается малозаметным участником глобального рынка передовых производственных технологий и, более того, рискует «отстать навсегда» от технологических лидеров. К такому выводу пришли авторы аналитического доклада НИУ «Высшая школа экономики» (ВШЭ), который будет представлен на этой неделе на ежегодной Апрельской конференции университета (копия есть у РБК).

Авторский коллектив во главе с директором Центра исследований структурной политики ВШЭ Юрием Симачевым оценил, что доля России в мировом экспорте продукции передового производства в 2002–2018 годах варьировалась в пределах 0,2–0,5%, а в мировом импорте — в пределах 0,3–1,6%. Импорт технологий шел в Россию из развитых стран, а инновационную продукцию страна экспортировала в основном на постсоветском пространстве.

Основные статьи экспорта продвинутых технологий из России — аэрокосмическое производство, ядерные технологии и вооружение, отмечается в докладе. Первые два сегмента характеризуются наименьшими темпами роста среди всех рынков передовых производственных технологий, а на вооружения приходится лишь 0,2% всего объема таких рынков. «Таким образом, текущая специализация России на рынках передового производства характеризуется недостаточным потенциалом для устойчивого долгосрочного развития», — делают вывод авторы доклада.

Что такое передовые технологии

К передовым производственным технологиям авторы доклада относят те, что кардинально поменяют ландшафт глобального производства — позволят кратно увеличить производительность труда в короткие сроки, приведут к географической перестановке сил в глобальном производстве и т.д. Это технологии, связанные с третьей промышленной революцией:

  • электроника;
  • оптоэлектроника;
  • информационно-коммуникационные технологии (в сумме на них приходится 63% рынка перспективных производственных технологий);

и связанные с четвертой промышленной революцией:

  • аддитивное производство (в том числе 3D-печать);
  • биотехнологии;
  • науки о жизни (life sciences: биология, медицина и т.д.);
  • гибкое производство, включая робототехнику (27% рынка передовых технологий);
  • современные материалы, аэрокосмическая промышленность, ядерные технологии и вооружения (9,6%).

Продукция с использованием передовых производственных технологий в целом занимала 21,4% в валовом мировом объеме экспорта в 2018 году, что на несколько процентных пунктов выше уровня начала 2000-х (18,2%). Самым устойчиво быстрорастущим рынком были биотехнологии, чья доля выросла с 1,8% в 2002-м до 4,8% в 2018 году. Рынки электроники и ядерных технологий идут на спад.

Лидеры и отстающие

  • К «лидерам глобального производства» (наиболее активно экспортируют и импортируют производственные технологии) авторы доклада отнесли Германию, Нидерланды, Швейцарию, Бельгию, Чехию, Венгрию, а также Вьетнам. Попадание Вьетнама в эту группу может показаться неожиданным, но страна действительно добилась значимых успехов по включению в глобальное производство в сфере электроники и оптоэлектроники, отмечается в исследовании.
  • «Окружение лидеров» — Великобритания, Франция, Канада, Австрия, Дания.
  • «Двигающие мировую технологическую границу» (лидеры по патентам в области производственных технологий) — Корея, Япония, Швеция, Израиль и Финляндия.
  • «Догоняющие производители» (интенсивно используют производственные технологии для собственных нужд) — Польша, Румыния, Словакия, Таиланд, Филиппины, Мексика, ОАЭ и Китай.
  • «Опаздывающие производители» (относительно слабо вовлечены в производство продукции на основе перспективных технологий) — 35 стран, в том числе Россия, Бразилия, Индия, ЮАР, Австралия, Норвегия, Аргентина, Казахстан и другие.
  • США не включены в классификацию: авторы предлагают рассматривать их отдельно, причисляя страну к глобальным лидерам, которые сохраняют позиции на большинстве отдельных товарных рынков.

По мнению авторов доклада, сейчас Россия находится на «принципиальной развилке» — остаться в группе «отстающих» и отстать навсегда или переместиться в группу «догоняющих». Опыт предыдущих промышленных революций показывает, что страны, которые раньше других отреагируют на технологические вызовы, смогут вписать свою страницу в кейсы «экономического чуда», напоминают экономисты. В настоящее время российская экономика находится на периферии глобального производства, интегрирована в глобальные цепочки создания стоимости преимущественно в качестве поставщика сырья и полуфабрикатов. После распада Советского Союза российская экономика почти не пополнилась заметными производствами с высокой добавленной стоимостью, констатируют эксперты ВШЭ.

Минусы российской модели

Доля России на мировых рынках продукции с использованием перспективных производственных технологий не превышает 0,6%. Исключение — рынок ядерных технологий, где Россия — лидер с долей 16,7% мирового рынка, а также рынок вооружений, где у России 1,2% мирового рынка. Российские товары с наибольшими индексами выявленного сравнительного преимущества — это реактивные двигатели (аэрокосмический рынок), а также ядерные реакторы, их комплектующие и тепловыделяющие элементы.

Что касается импорта, то в последние годы свыше одной трети импортных поставок продукции с перспективными производственными технологиями в Россию пришлось на лекарства и медицинское оборудование, а также самолеты и другие летательные аппараты. Стоимость импорта такой продукции по темпам роста значительно опережала рост ее экспорта (по итогам 2018 года — в три раза).

Российский фармацевтический сектор в основном ориентирован на производство дженериков и ввоз оригинальных препаратов. Существенную долю импорта рынка авиакосмической промышленности составляют гражданские самолеты. Импортная корзина рынка информационно-коммуникативных технологий (ИКТ) наполнена товарами конечного бытового потребления (компьютеры и запчасти к ним), а в экспортном потоке лидирует радиолокационная аппаратура. В продукции, связанной с науками о жизни, заметную долю в импорте занимает медицинское оборудование, а в экспорте — изотопы и соединения радиоактивных элементов.

«Не наблюдается ярко выраженного эффекта трансформации импортной продукции с использованием перспективных производственных технологий в экспортную. Это несколько противоречит устоявшимся представлениям: принято считать, что импорт высокотехнологичной продукции (особенно средств производства) со временем способствует укреплению национального производства и дает импульс экспорту», — констатируют авторы доклада.

Российские власти ориентируют наблюдателей на концепт «несырьевого неэнергетического экспорта» как на ориентир для качественного экспорта. По данным аналитического центра Российского экспортного центра (РЭЦ), экспорт несырьевых неэнергетических товаров из России в 2020 году достиг $161,3 млрд, что на 4% выше, чем в 2019-м. Основную часть такого экспорта составила металлопродукция (20,8%), продукция машиностроения (17,7%), продовольствие (17,3%) и химические товары (16%). Однако на практике в несырьевой экспорт входит значительная часть продукции низкой переработки, а доля высокотехнологичных товаров (по методологии Минпромторга) в общем объеме экспорта составила 12% (за 2019 год, по данным Росстата).

Шансы на экономическое чудо

Партнер практики технологического консалтинга PwC в России Тимофей Хорошев относит к прорывным технологиям биотех, искусственный интеллект, аддитивные технологии, ядерные технологии и большие данные. «У России сильная научная база, сильнейшая фундаментальная математическая школа, и это наше конкурентное преимущество. Благодаря этому мы можем создавать и уже создаем качественные конкурентные продукты, в которых много «математики», «искусственного интеллекта» и науки», — указывает он.

Но чтобы произошло экономическое чудо, по мнению Хорошева, необходимо консолидировать ресурсы для производства наукоемких и зачастую капиталоемких продуктов, создавая консорциумы крупнейших отраслевых и технологических игроков страны и основных экономико-политических союзников. Кроме того, нужно с помощью политики и дипломатии обеспечить доступ к рынкам сбыта, защиту отечественного рынка в период становления собственных высокотехнологичных отраслей.

Директор по направлению «Цифровые технологии» АНО «Цифровая экономика» (отвечает за развитие одноименной нацпрограммы) Михаил Голанд напоминает, что развитие новых производственных технологий — это один из приоритетов федерального проекта «Цифровые технологии», «дорожную карту» по которому сейчас ведут «Росатом» и «Ростех». «На самом деле у России не существует альтернативы, развивать или нет отечественные передовые производственные технологии, — это вопрос не только повышения эффективности бизнеса, но и обеспечения национальной безопасности», — указывает Голанд, добавляя, что важно поддерживать и внедрять не все отечественные решения, а только те, которые по своему потенциалу не уступают зарубежным аналогам.

Поколение квинта

На сегодня в РФ освоено производство современных интегральных микросхем, выпуск собственной медицинской электроники, высокотехнологичного медоборудования. Тем не менее большинство компонентов по-прежнему закупается в других странах. Наибольшую долю отечественная продукция занимает в военном сегменте и составляет около 85 процентов, а в гражданском — всего 30. В то же время на мировом рынке она едва достигает одного процента. Для выхода отрасли на принципиально новый уровень правительство утвердило Стратегию развития электронной промышленности до 2030 года. В документе заявлено увеличение доли российской продукции на внутреннем рынке, рост производства высокотехнологичных товаров, обеспечение выручки отрасли до 5,2 триллиона рублей, и увеличение экспортной выручки в более чем два с половиной раза. Для этого, как отметил глава кабмина Михаил Мишустин, необходимо привлечь серьезные инвестиции.

Читайте также  Как и чем грунтовать стены перед шпаклевкой?

«Всего на развитие электронной промышленности до 2024 года мы уже предусмотрели около 266 миллиардов рублей инвестиций. Это средства, которые выделяются как в рамках госпрограмм (примерно 210 миллиардов), так и по линии институтов развития (56). Но если сравнивать их с вложениями других стран в собственную электронную промышленность, то очевидно, что этих средств недостаточно», — подчеркнул он.

Например, Китай для поддержания достигнутого лидерства в массовом производстве электроники будет вкладывать в среднем по 75 миллиардов долларов ежегодно. При этом прогнозируется снижение его доли на мировом рынке до 42 процентов с сегодняшних 45. В свою очередь США инвестируют более 50 миллиардов долларов в год для поддержания технологического лидерства. Наряду с этим американцы приобретают контроль над крупнейшей тайваньской фабрикой TSMC, чтобы забрать часть рынка у Китая. Южная Корея будет обеспечивать технологическую независимость своего лидера Samsung, вкладывать немногим больше, чем США.

Российским производителям также следует нарастить финансирование из бюджета и внебюджетных источников в эти ближайшие и важнейшие пять лет, считают в правительстве.

Опорой для модернизации электронной промышленности может стать реализация нацпроектов и формирование комфортной регуляторики. Для компаний, присутствующих на рынке электроники, предстоит предусмотреть различные льготы и преференции. В конечном итоге это позволит нарастить их конкурентные преимущества перед зарубежными компаниями на домашнем и зарубежном рынках.

Рыночные предпосылки для достижения плановых показателей уже сложились, считают в минпромторге. Даже в традиционных отраслях доля электроники в стоимости конечных изделий постоянно растет. Например, в автомобилях она уже доходит до 40 процентов. Параллельно создаются быстрорастущие секторы цифровой экономики. В частности, по самым консервативным оценкам, рынок технологий «умного» производства к 2024 году вырастет в два раза, до 137 миллиардов рублей. Почти такой же объем спроса ожидается на оборудование для создания сетей 5G. Поэтому главный вызов для отрасли — определиться с выбором: строить это на отечественной элементной базе или на зарубежной?

Как считает глава минпромторга Денис Мантуров: «Конкурировать со странами-лидерами по каждой позиции экономически нецелесообразно и невозможно. Мы должны сфокусироваться на высокомаржинальных нишах, таких как радиофотоника, технологии искусственного интеллекта, квантовые симуляторы. По этим направлениям есть неплохие компетенции, а мировой рынок по ним только формируется. Здесь мы можем посоревноваться с другими странами в его освоении при государственной поддержке через консолидированный заказ», — отметил он.

Однако экспансии на международные рынки должно предшествовать развитие внутреннего, уверен министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Максут Шадаев. По его словам, необходимые ресурсы на формирование соответствующего технологического задела уже направлены. «При этом понятно, что для развития современного производства важно не только стимулировать появление технологий, но и создать условия для формирования массового спроса на эту продукцию. Если мы не создадим долгосрочный, среднесрочный спрос, то эффективность инвестиций в появление этих технологий будет сильно снижаться, и в этом смысле инфраструктура отрасли будет формироваться медленнее, чем нам нужно», — считает глава ведомства.

Преимущественное использование отечественного телекоммуникационного оборудования и отечественных средств криптографической защиты неразрывно связано с приоритетами формирования цифровой экономики. В рамках соответствующей программы особое внимание сейчас уделяется развитию интернета вещей, квантовых сенсоров, сетей связи нового поколения. Всего в рамках программы на государственную поддержку развития этих технологий выделено более 100 миллиардов рублей. При этом используется весь набор мер государственной поддержки: выделение грантов на создание прототипов, опытное внедрение таких прототипов, разработка новых версий успешно функционирующих продуктов и стимулирование их внедрения в том числе за счет привлечения венчурного финансирования.

Россия пытается возродить отрасль микроэлектроники: о возможности занять позиции на мировом рынке

Проблемы российской микроэлектроники и планы правительства

Премьер-министр Михаил Мишустин посетил завод по производству полупроводников в Йошкар-Оле. Там он признал, что в радиоэлектронной промышленности не все гладко складывается еще с советских времен, однако сейчас государство готово вкладывать огромные средства в поддержку восстановления отечественной микроэлектроники.

Речь идет о многих миллиардах рублей, которые правительство готово направить из бюджета для стимулирования развития отрасли и постепенного импортозамещения. Так, называется цифра в 266 млрд рублей до 2024 года. Однако и эти деньги могут оказаться недостаточными: согласно дорожной карте, разработанной «Ростехом», для модернизации российской микроэлектроники в названный отрезок времени потребуется не менее 798 млрд рублей.

На долю России приходится всего лишь 1% на мировом рынке радиоэлектроники. Лидерами мирового рынка микроэлектронных компонентов являются и, в обозримом будущем, останутся Китай, Тайвань, Южная Корея, Сингапур, Малайзия и США. Япония и страны Европы следуют со значительным отставанием.

Возможности для производства интегральных микросхем в нашей стране практически отсутствуют, и это – при огромном интеллектуальном потенциале нашей страны, при сохраняющемся высоком качестве технического образования. Сейчас Россия, по данным вице-премьера Дмитрия Чернышенко, даже собственные потребности в микроэлектронике может покрыть лишь на 10%. Налицо полная зависимость российского рынка микроэлектроники от зарубежных поставщиков, в первую очередь японских и американских.

Дорожная карта «Ростеха»

Корпорация «Ростех» еще в середине сентября представила дорожную карту, в которой говорится о необходимости первоочередного развития двух направлений микроэлектроники. Во-первых, это разработка и производство чипов с топологическими нормами 65 (55) нм, 28 нм, 14 нм. Чипы 14 нм применяются в iPhone 6s, присутствующем на рынке с 2015 года. Более современные айфоны основаны уже на топологии 7 нм. Во-вторых, речь идет о чипах памяти для твердотельных накопителей в 96 слоев и техническим процессом 25-30 нм.

Та небольшая доля российской микроэлектроники, которая идет на экспорт, приходится преимущественно на военную продукцию. В гражданской микроэлектронике у нашей страны огромный пробел, который на рынке восполняет импорт.

Сейчас крупнейшим российским производителем микроэлектроники является ГК «Микрон», лидирующий в отечественной полупроводниковой отрасли. Микрон производит более 700 видов продукции, включая интегральные схемы, использующиеся в защищенных носителях информации, идентификационных документах, управлении питанием. Разработкой цифровых чипов занимается НИИМА «Прогресс».

Удастся ли преодолеть технологическое отставание России?

В «Ростехе» считают, что политика государственного протекционизма, заключающаяся, в том числе, и в крупномасштабных инвестициях, позволит к 2024 году насытить внутренний рынок отечественной микроэлектроникой гражданского назначения. Но сама по себе дорожная карта вызывает много вопросов. Например, чипы 14 нм используются в iPhone с 2015 года. К тому времени, когда Россия, даже следуя оптимистичным планам, наладит их производство, они будут уже совершенно устаревшими, с десятилетней историей.

В США строительство фабрики, ориентированной на чипы 5 нм, планируется завершить в период с 2024 по 2029 гг. Запустит это предприятие тайваньская корпорация TSMC, которая считается крупнейшим в мире производителем процессоров. Поэтому даже разработка российских чипов 14 нм к 2024 году не решит проблему технологического отставания отечественной микроэлектроники. И расширить своё присутствие на мировом рынке будет крайне сложно.

Вызывает вопросы и наличие производственных мощностей, которые могли бы позволить России выпускать собственную гражданскую микроэлектронику. Для ее производства у страны просто нет оборудования, и одним интеллектуальным потенциалом грамотных российских специалистов тут ситуацию не исправить.

Читайте также  Удобно ли пользоваться кухонной мебелью без ручек

К тому же, не стоит забывать и о негативных факторах текущего времени, которые могут стать препятствием для ускоренного развития отрасли: пандемия коронавируса и валютная инфляция внесли свои коррективы в российскую экономику. Если бы отечественная микроэлектроника имела уровень, сопоставимый с китайским, тайваньским, японским, то мировой экономический кризис, наоборот, пошел бы на пользу наращиванию российского экспорта. Но на данном этапе темпы развития отрасли, напротив, могут пойти на спад.

Государству придется приложить огромные усилия для того, чтобы реанимировать отечественную микроэлектронику, причем только лишь за счет наращивания присутствия российского продукта на внутреннем рынке добиться этой цели не удастся: в любом случае, востребованность изделий на рынке внутреннем будет зависеть от конкурентоспособности на рынке мировом.

Россия вышла в лидеры высокотехнологичных отраслей мировой экономики

Россия является научно-техническим лидером в целом ряде отраслей промышленности, от развития которых зависит будущее всего человечества. Об этом свидетельствуют несколько событий, вполне буднично произошедших в нашей стране в этом месяце.

Эти события показали, что роль России в глобальном мире вовсе не сводится к т. н. «бензоколонке», как об этом презрительно заявляли американские политики. Вашингтону придется свыкнуться с регулярными новостями об успехах нашей страны в высоких технологиях — и пересмотреть свои взгляды.

Успехи между строк

21 октября в Мурманске на головном универсальном атомном ледоколе «Арктика» был торжественно поднят российский флаг. Церемония состоялась после того как ледокол вернулся в порт из испытательного рейса, во время которого достиг Северного полюса.

Еще каких-то полвека назад это было бы настоящим событием: в августе 1977 года одноименный советский атомный ледокол стал первым судном в истории мореплавания, которое смогло само дойти до Северного полюса в надводном положении. Даже в наши дни оказаться в этой точке земного шара весьма непросто для любого современного ледокола. А для новой «Арктики» это всего лишь испытательный рейс: пришли, отметились, вернулись в порт, начали рутинную работу по проводке судов по Севморпути.

США, Китай и многие другие страны всерьез заинтересованы Арктикой, однако не имеют тех же возможностей, которые сегодня получила Россия, доказавшая, что не разучилась строить самые мощные и самые надежные атомные ледоколы в мире.

Причем новая «Арктика» — далеко не единственный корабль, который строит Россия. По данным британского исследовательского агентства Clarkson Research, в третьем квартале нынешнего года наша страна вышла на второе место в мире по объемам судостроения, обогнав Китай и уступив только Южной Корее. Сейчас Россия строит около четверти мирового тоннажа новых судов — неплохо для не самой морской державы на свете!

А вот другой пример, о котором дилетант мог бы сказать «ну и что тут такого?» 14 октября с космодрома Байконур успешно стартовал пилотируемый корабль «Союз МС-17», который достиг МКС за рекордное время — 3 часа 4 минуты, использовав инновационную двухвитковую схему стыковки.

Уникальность в том, что осуществлять двухвитковую схему полетов к Международной космической станции умеет только Россия. Скажем, широко разрекламированный полет американского пилотируемого «Дракона» к МКС продолжался почти сутки — столько времени понадобилось детищу Илона Маска, чтобы выровнять орбиту и приблизиться к станции.

Впрочем, праздновали американцы совсем другое: впервые «Дракон» стыковался к МКС… самостоятельно. Его грузовые варианты, доставлявшие до этого снабжение на орбиту, приходилось приближать и стыковать к станции особым манипулятором. Системы автономной стыковки, которая не одно десятилетие работает на всех российских кораблях, даже грузовых, американцы до этого не имели.

Бриллианты в грязи

Обычное опровержение от недоброжелателей, которым они сопровождают любой технологический успех России, выглядит именно так: «Ну и что с того, что построили новейший ледокол? А вы видели ржавый буксир в соседнем речном порту, который еще Сталина помнит? Все эти ваши успехи — просто бриллианты в грязи!».

Парировать такой выпад достаточно просто, хотя ответ и не выглядит очевидным.

Прежде всего, «ржавых буксиров» хватает не только в России — никто не будет выкидывать на свалку вещь, которая еще может служить верой и правдой. Причем наш флот окажется даже лучше мирового уровня: средний возраст судов в РФ составляет 20,7 лет — против 20,8 лет на планете. В сегодняшнем мире важнее другое — умеет ли страна делать уникальные высокотехнологичные вещи.

Немногие знают, например, о том, что российская корпорация «ВСМПО-Ависма» обеспечивает своими титановыми изделиями 50% потребностей американского Boeing, 60% запросов европейского концерна Airbus и 100% потребности в титане бразильского Embraer. Эти авиагиганты любят трубить о своих успехах, но умалчивают о зависимости от российского титана, без которого их самолеты просто не взлетели бы.

«Именно об этом мы и говорили! — воскликнут критики. — Не бензоколонка, так металлургический завод, какая разница-то?»

Даже не вдаваясь в подробности о том, что российский титан в западных самолетах — это не просто «чушки», а уже готовые изделия, обработку которых тоже производят в России, ответим так. Мы — одна из пяти стран в мире, которая имеет свое серийное гражданское авиастроение. Раньше таких стран было больше, но сейчас остались лишь пять: Россия, США, Канада, Бразилия и… Евросоюз. Упоминание Евросоюза как одной страны неслучайно: европейский концерн Airbus еще умеет собирать хорошие самолеты, а вот Франция, Великобритания, Германия или Испания по отдельности — уже нет.

Такова природа современного глобализма: крайне трудно, а часто и не нужно замыкать все технологические цепочки на своей национальной территории — что-то все равно придется заказывать за рубежом. Поэтому, например, США крайне аккуратно вводят (а точнее — вообще не вводят) санкции против изделий из российского титана, поставок обогащенного урана из России или тех же ракетных двигателей РД-180. Потому что по этим технологичным видам товаров у нашей страны — неоспоримое преимущество.

С ураном, кстати, никакой ошибки нет: в отличие от урановой руды, которую добывают даже в нищих странах Африки, обогащенный уран с низкой себестоимостью тоже умеет производить только Россия. Тогда как в тех же США проекты создания собственных высокопроизводительных газовых центрифуг, которые необходимы для разделения изотопов, так и не «взлетели». Хотя американские конструкторы и инженеры работали над этой задачей два десятка лет.

Таков современный мир: если ты видишь где-то «бриллиант», то не думай, что он лежит в «грязи». Скорее всего, перед тобой не грязь, а глина из кимберлитовой трубки, где рядом — еще с десяток алмазов, которые ты просто не заметил.

Россия умеет многое

О том, что у России в современном мире есть важные компетенции в целом ряде ключевых отраслей, легко понять еще из одной новости. Речь идет о новом зимовочном комплексе для антарктической станции «Восток» и его доставке на ледокольно-транспортном судне с атомной силовой установкой «Севморпуть». Это не просто «привезти домики в центр Антарктиды». На деле отправка оборудования для «Востока» — результат огромной работы десятков тысяч специалистов, которые собраны в слаженные коллективы и имеют в своем распоряжении все нужные знания и опыт.

Читайте также  Оригинальные способы применения ненужной обуви в интерьере или в саду

Такие компетенции в России не только сохраняются и поддерживаются, но и создаются под вызовы времени. Как пример, еще в начале этого года мало кто верил, что наша страна сможет разработать эффективные вакцины против нового коронавируса — дескать, куда там русским, у них же медицина развалена. Оказалось, что не только не развалена, но и способна провести все необходимые исследования, а также произвести компоненты вакцин раньше всех в мире. А в тех же Штатах президент говорит, что согласен на любую вакцину, лишь бы она действовала, при том что счет смертям американцев от COVID-19 уже перевалил за 228 тысяч — это треть потерь США во Второй мировой войне…

Нынешняя Россия соперничает в технологиях с другими странами отнюдь не с позиции «догнать и перегнать» — девиза, который писали на станках времен раннего СССР. Нынешнее состязание с другими странами мы ведем уже на равных — где-то опережаем конкурентов, где-то пока отстаем.

Кстати, Запад пытался использовать эти слабые стороны России при введении своих «калечащих» санкций, результатом которых должно было стать прогрессирующее технологическое отставание нашей экономики и науки. Однако результат санкций оказался противоположным: большая часть ключевых российских экспортных отраслей, таких как ВПК, атомная энергетика, экспорт нефти и газа или нефтехимия, даже не заметили их эффекта.

Расчет недругов оказался ошибочным: они не знали настоящей силы российских технологий и слабо представляли себе, как устроена отечественная экономика. И теперь перед США и ЕС стоит непростая дилемма: попытаться «наказать русских» еще в каких-нибудь отраслях, с риском получить и там конкурента на свою голову, — или оставить, наконец, Россию в покое.

Словом, никакой «русской грязи»: куда не копни, в стране везде алмазоносная глина. А санкции лишь побуждают русских «копать глубже».

Российские производители электроники получат до 20 миллиардов на каждый проект импортозамещения

Российские производители радиоэлектроники смогут рассчитывать на 4 млрд руб. субсидий ежегодно на различные сквозные проекты. Сумма будет покрывать до 50% расходов на них. Получить эти деньги можно будет на конкурсной основе. Цель властей заключается в снижении зависимости от иностранных радиоэлектронных компонентов.

Субсидии на микросхемы

Минпромторг России разработало проект постановления Правительства о финансировании и реализации сквозных проектов в сфере радиоэлектронной промышленности. По информации «Ведомостей», документ предусматривает четырехмиллиардные субсидии в год на каждый такой проект.

Проект постановления, подготовленный Минпромторгом, направлен на рассмотрение в российское Правительство, пишет издание. В нем указано, что предоставляемые государством субсидии будут покрывать не более 50% всех затрат на реализацию сквозных проектов, а срок их реализации может составлять максимум пять лет. То есть предельная сумма госфинансирования может достигнуть 20 млрд руб.

Представители министерства не уточнили, сколько всего денег планируется выделить на поддержку сквозных проектов радиоэлектронной промышленности. Известно лишь, что получатели субсидий смогут тратить ее, например, на разработку электронно-компонентной базы (ЭКБ), или на ее внедрение с учетом действующих в России программ импортозамещения.

В теории, рассчитывать на получение субсидий Минпромторга смогут все российские компании, связанные с отечественной радиоэлектронной промышленностью и сквозными проектами. На деле все сложнее – получат деньги лишь те из них, кто сможет пройти конкурсный отбор, сообщил изданию неназванный представитель министерства.

На момент публикации материала не было известно, разработаны ли порядок и условия проведения этого конкурса. Представитель Минпромторга сообщил изданию, что эта информация будет опубликована на ресурсах ведомства позже, не уточнив более точные сроки.

Преследуемые цели

Проект Минпромторга преследует цель по повышению стимула использовать в конечной технике именно российскую радиоэлектронику, о чем говорится в пояснительной записке к проекту постановления Правительства. Одна из целей заключается в достижении 70-процентной доли радиоэлектронных компонентов российского производства в конечном продукте.

«На текущий момент сохраняется высокая степень зависимости от иностранной радиоэлектронной аппаратуры как российских производителей автомобилей, самолетов, локомотивов, судов и оборудования, так и российской медицины, науки, и образования», – сказано в пояснительной записке. Авторы документа утверждают, что выделяемые средства будут направлены на «финансовое обеспечение ресурсоемких проектов в области импортозамещения радиоэлектронной аппаратуры».

Кто получит деньги

По информации «Ведомостей», на 19 июля 2021 г. в отечественной сфере вычислительных технологий формировалось 12 сквозных проектов. Таковыми они называются потому, что создаваемые в их рамках изделия по умолчанию разрабатываются для определенных заказчиков. Разработчики учитывают их пожелания и требования, а сами проекты при этом охватывают несколько отраслей.

У всех 12 сквозных проектов есть якорные заказчики – российские компании, представляющие крупный бизнес. В их числе есть и оператор связи МТС, и «Российские железные дороги» (РЖД), и госкорпорация «Ростех». Последняя, к примеру, совместно с отечественным производителем серверов и систем хранения данных Yadro ведет разработку российского процессора на архитектуре RISC-V.

Как сообщал CNews, разработка такого чипа будет завершена до 2025 г. На его создание потребуется около 28 млрд руб., и в дальнейшем он будет использоваться в компьютерах для школ, вузов и медучреждений.

Для чего нужны сквозные проекты и субсидии на них

Сквозные проекты должны стать стимулом для разработки новых решений и в радиоэлектронике, и в области программного обеспечения, пишут «Ведомости». Также они должны стимулировать «отладку их совместимости для дальнейшего вывода комплексных решений на рынок».

«Основная ценность сквозных проектов состоит в интеграции всех участников процесса импортозамещения: заказчиков, разработчиков оборудования, разработчиков ЭКБ, разработчиков ПО. Все исполнители получают четкую задачу, уходят в прошлое разработки в никуда, потому что они становятся адресными», – сообщил «Ведомостям» директор по развитию бизнеса Baikal Electronics (разработчик процессоров «Байкал») Виталий Богданов.

По прогнозам представителей Минпромторга, субсидирование сквозных проектов может повлечь, в том числе, изменение соотношения российской и зарубежной ЭКБ в конечных продуктах.

Успехи российской радиоэлектроники

Минпромторг подготовило проект постановления Правительства на волне подъема производства отечественной радиоэлектроники. По итогам 2020 г. объем выпуска радиоэлектронных компонентов достиг 1,5 трлн руб. в денежном выражении, хотя в 2019 г. он находился на отметке в 1 трлн руб.

Минпромторг прогнозирует дальнейший стремительный рост, в том числе и экспорта. К концу 2021 г. объем произведенной радиоэлектронной продукции, считает министерство, может достичь 2,4 тлрн руб.

Российское Минцифры тоже заинтересовано в развитии производства российской радиоэлектроники. Оно поможет Минпромторгу и займется стимулированием спроса на нее. Специально для этого Минцифры в июне 2021 г. подготовило проект постановления Правительства России, наделяющего его этими полномочиями. В ведении Минпромторга останется разработка и производство радиоэлектроники, а также совместные с Минцифры проекты по совершенствованию отечественного «железа».

Также с целью развития отечественной радиоэлектроники российские власти намерены вложить в нее 350 млрд руб. Об этом еще в конце сентября 2020 г. сообщил директор департамента радиоэлектронной промышленности Минпромторга (на данный момент замминистра) Василий Шпак. Инвестиции рассчитаны на три года, и схожую сумму министерство намерено привлечь в форме рыночных инвестиций.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: