Углеродные кредиты выиграла греческая фирма

Углеродный кредит Что такое Углеродный кредит? Углеродный кредит – это разрешение, которое позволяет компании, владеющей им, выбрасывать определенное количество двуокиси углерода или других

Углеродные кредиты выиграла греческая фирма

Углеродный кредит

Что такое Углеродный кредит?

Углеродный кредит – это разрешение, которое позволяет компании, владеющей им, выбрасывать определенное количество двуокиси углерода или других парниковых газов. Один кредит разрешает выброс массы, равной одной тонне углекислого газа.

Углеродный кредит – это половина так называемой программы “ограничение и торговля квотами”. Компании, которые загрязняют окружающую среду, получают кредиты, которые позволяют им продолжать загрязнение до определенного предела. Этот лимит периодически снижается. Между тем, компания может продать ненужные кредиты другой компании, которая в них нуждается.

Таким образом, частные компании получают двойной стимул к сокращению выбросов парниковых газов. Во-первых, они будут оштрафованы, если они превысят ограничение. Во-вторых, они могут зарабатывать деньги, сберегая и перепродавая часть своих квот на выбросы.

Понимание углеродного кредита

Конечная цель углеродных кредитов – снизить выбросы парниковых газов в атмосферу.

Ключевые моменты

  • Углеродные кредиты были разработаны как рыночный механизм сокращения выбросов парниковых газов.
  • Компании получают определенное количество кредитов, которое со временем уменьшается. Они могут продать любую излишек другой компании.
  • Таким образом, «торговля квотами» является стимулом к ​​сокращению выбросов.

Как уже отмечалось, углеродный кредит равен одной тонне двуокиси углерода. По данным Фонда защиты окружающей среды, это эквивалентно 2400-мильной поездке с точки зрения выбросов углекислого газа.

Компаниям или странам выделяется определенное количество кредитов, и они могут торговать ими, чтобы помочь сбалансировать общие мировые выбросы. «Поскольку углекислый газ является основным парниковым газом, – отмечает ООН, – люди говорят просто о торговле углеродом».

Намерение состоит в том, чтобы со временем сократить количество кредитов, тем самым стимулируя компании искать инновационные способы сокращения выбросов парниковых газов.

Программы ограничения и торговли сегодня

По данным Центра климатических и энергетических решений, программы ограничения выбросов парниковых газов в США вызывают споры. Однако в 12 штатах приняты такие рыночные подходы к сокращению выбросов парниковых газов. Из них 10 являются северо-восточными штатами, которые объединились, чтобы совместно бороться с проблемой в рамках программы, известной как Региональная инициатива по парниковым газам (RGGI).

Калифорнийская программа ограничения и торговли квотами

В 2013 году штат Калифорния инициировал собственную программу ограничения выбросов и торговли квотами. Правила распространяются на крупные электростанции штата, промышленные предприятия и дистрибьюторов топлива.

Государство утверждает, что его программа является четвертой по величине в мире после программ Европейского Союза, Южной Кореи и китайской провинции Гуандун.

Закон США о чистом воздухе

США регулируют выбросы энергии с момента принятия Закона США о чистом воздухе 1990 года, который считается первой в мире программой ограничения выбросов и торговли квотами (хотя в ней эти ограничения называются «квотами»).

Программа признана Фондом защиты окружающей среды за существенное сокращение выбросов диоксида серы от угольных электростанций, которые стали причиной печально известных «кислотных дождей» 1980-х годов.

Киотский протокол ООН

Межправительственная группа экспертов Организации Объединенных Наций по изменению климата (МГЭИК) разработала предложение по углеродному кредиту для сокращения выбросов углерода во всем мире в соглашении 1997 года, известном как Киотский протокол . Соглашение устанавливает обязательные цели по сокращению выбросов для подписавших его стран. В другом соглашении, известном как Марракешские соглашения, прописаны правила работы системы.

Краткая справка

В Калифорнии есть собственная программа углеродного кредита, которая считается четвертой по величине в мире.

Киотский протокол разделил страны на промышленно развитые и развивающиеся страны. Промышленно развитые страны, вместе именуемые Приложением 1, действуют на собственном рынке торговли выбросами. Если страна выбрасывает меньше запланированного количества углеводородов , она может продать свои избыточные кредиты странам, которые не достигли своих целей по Киотскому протоколу, через Соглашение о покупке для сокращения выбросов (ERPA).

Отдельный механизм чистого развития для развивающихся стран выдает углеродные кредиты, называемые сертифицированным сокращением выбросов (CER). Развивающаяся страна может получить эти кредиты для поддержки инициатив в области устойчивого развития. Торговля ССВ проходила на отдельном рынке.

Первый период обязательств по Киотскому протоколу закончился в 2012 году (США вышли из него в 2001 году).

Парижское соглашение по климату

В 2012 году Киотский протокол был пересмотрен в виде соглашения, известного как Дохинская поправка, которое еще не ратифицировано. По состоянию на январь 2020 года соглашение все еще оставалось примерно на восемь голосов меньше 144 голосов стран-членов, которые должны были быть одобрены.

Тем временем более 170 стран подписали Парижское соглашение 2015 года, которое также устанавливает стандарты выбросов и разрешает торговлю выбросами. (США выбыли в 2017 году.)

Углеродные кредиты выходят на рынок

Компании готовы добровольно инвестировать в проекты по сокращению выбросов

Расширение мирового рынка углеродных кредитов не ограничивается обязательными квотами на выбросы: все больше крупных компаний добровольно инвестируют в проекты, нацеленные на сокращение эмиссии СО2 для обнуления выбросов на уровне корпорации. По оценкам экспертов, к 2030 году спрос на такие кредиты вырастет в 15 раз, а объем рынка превысит $50 млрд. Пока, впрочем, покупателям и продавцам кредитов не хватает единых стандартов и правил оценки проектов.

Фото: Константин Кокошкин, Коммерсантъ / купить фото

Фото: Константин Кокошкин, Коммерсантъ / купить фото

Наряду с рынком «зеленых» облигаций добровольные рынки «углеродных» кредитов могут стать одним из крупнейших источников финансирования проектов, нацеленных на снижение объема выбросов парниковых газов. По оценке Taskforce on Scaling Voluntary Carbon Markets (инициативу поддерживает объединяющий крупнейшие финансовые организации Institute of International Finance), спрос на углеродные кредиты вырастет в 15 раз уже к 2030 году, а к 2050-му — более чем в 100 раз. Объем рынка через десять лет может составить $50 млрд. В 2020 году кредиты, купленные на добровольных рынках, позволили «компенсировать» выбросы в объеме 95 млн тонн — это вдвое больше, чем в 2017-м (к 2030 году он может составить 1,5–2 тыс. Гт СО2-эквивалента).

Для компаний покупка таких кредитов обоснованна в случае невозможности быстро изменить технологию (или в принципе существенно снизить объем выбросов), являясь и способом снижения долгосрочных рисков. При этом все большее число крупных корпораций прибегает к расчету внутренних цен на углерод. Установили их для себя в том числе нефтегазовые гиганты, среди которых ExxonMobil, Royal Dutch Shell, Equinor, ConocoPhillips, Total.

По данным McKinsey, около 2,6 тыс. компаний, чьи акции торгуются на бирже, используют внутренние углеродные цены в принятии инвестиционных решений: расчетный объем выбросов в рамках планируемого проекта, помноженный на цену, заносится в плановые издержки и наряду с привычными финансовыми показателями влияет на оценку эффективности проекта (и решения об инвестициях в него). Наиболее популярна эта методика в энергетике, производстве материалов и финансовом секторе. Географическая разбивка показывает, что чаще всего к расчету таких цен прибегают европейские компании (28% из выборки McKinsey; Великобритания — 20%), за ними следуют Япония и США (24% и 15% соответственно).

Чтобы оценить проекты по сокращению выбросов, используется набор действующих стандартов: Voluntary Carbon Standard, Plan Vivo, Gold Standard, American Carbon Registry, Climate Action Reserve, Verified Carbon Standard Program, но в них заложена различная методология учета сокращения, кроме того, они охватывают различные страны и регионы. Проекты могут касаться сохранения биоразнообразия, предотвращения загрязнений, улучшения общественного здравоохранения и создания рабочих мест. Это могут быть и инновационные разработки для снижения издержек при внедрении существующих климатических технологий (в том числе переход на чистые источники энергии). В последнее время особенно распространены проекты в области лесного хозяйства. Они уже реализуются в 83 странах, большинство — в Индии, Китае, США, Турции и Бразилии.

Читайте также  Теперь пыли в квартире будет меньше – обзор средств для уборки

Самый развитый рынок торговли углеродными кредитами — в Европе. В планах ЕС — сокращение к 2030 году выбросов парниковых газов не менее чем на 40% от уровня 1990-го. Для этого еще в 2005 году была запущена Европейская система торговли выбросами (ЕСТВ), которая сейчас покрывает 11 тыс. компаний в 31 стране. На первом этапе она охватывала только промышленные установки энергетической отрасли и энергоемких производств. Позднее были добавлены новые сектора, а государства, сократившие выбросы, и даже компании с излишками разрешений на выбросы получили «углеродные» кредиты с правом их дальнейшей перепродажи. Сейчас около 60% квот («углеродных» кредитов) продаются через брокеров, а остальные — на биржах, включая European Climate Exchange в Амстердаме и Powernext в Париже.

ЕСТВ также стала образцом для создания аналогичных систем в Калифорнии, ряде провинций Канады, Новой Зеландии и некоторых других странах. В США также действует Regional Greenhouse Gas Initiative, распространяющаяся на восточные штаты страны. В феврале текущего года, после завершения десятилетнего эксперимента по созданию систем торговли выбросами парниковых газов в семи провинциях, национальная система была запущена в Китае.

В России пока нет единой системы торговли квотами, однако сейчас находится на утверждении законопроект, вводящий обязательную отчетность о выбросах для крупных эмитентов. Он же предусматривает возможности для реализации корпоративных климатических проектов с перспективой создания добровольного рынка торговли углеродными единицами. Минэкономики уже подготовило законопроект о проведении эксперимента по госрегулированию выбросов СО2 и обращению углеродных единиц в Сахалинской области. Его цель — достижение углеродной нейтральности области к концу декабря 2025 года. Предполагается, что единицы сокращения выбросов, появившиеся в ходе эксперимента, могут быть использованы компаниями для компенсации своего углеродного следа и будут признаны ЕС, что крайне важно ввиду европейских планов ввести трансграничное углеродное регулирование.

Россия могла бы стать крупным участником международных инициатив — из-за высокой энергоемкости производств, а также больших возможностей по реализации лесных проектов, а стоимость кредитов может быть дешевле, чем в других странах.

Мир переходит на «чистую» энергию. Какие акции от этого выиграют

Зеленая энергетика — это тренд, как бы ни хотелось обратного сторонникам нефти, газа и угля. И этот сектор только входит в основную стадию развития — а значит, именно сейчас наступает оптимальный момент для долгосрочных инвестиций в отрасль.

14 октября РБК проведет конгресс «ESG- (P) Эволюция». В нем примут участие руководители крупнейших российских и мировых компаний, а также главы ведомств, отвечающих за ESG-повестку. Мероприятие будет первым крупным форумом по ESG в России. Чтобы принять в нем участие, пройдите по ссылке.

ESG-стандарты начинают играть все более значимую роль в инвестиционном мире. Крупные мировые компании меняют свои стратегии в пользу социально ответственной политики, все больше инвесторов выбирают только те активы, которые соответствуют ESG-критериям.

ESG-инвестирование — это форма социально ответственного инвестирования, когда решение о вложениях средств в бизнес принимается на основании вклада компании в развитие общества. Положительное влияние компании может быть оценено с точки зрения трех основных факторов:

  • Environmental (E) — забота об окружающей среде.
  • Social (S) — поддержка социальной справедливости.
  • Governance (G) — справедливое управление компанией.

Европейские банки уже начали отказывать в выдаче кредитов клиентам, бизнесы которых могут подразумевать климатический риск. Нежелательными становятся целые сегменты. При этом, на второй план для банков отходят требования к капиталу клиентов. Все это происходит из-за растущего давления на финансовую отрасль со стороны регулирующих органов и инвесторов, цель которых — поддержка секторов с низким уровнем выбросов углерода.

В августе Сенат США принял инфраструктурный план на $1,2 трлн, который подразумевает финансирование различных отраслей экономики для перехода их на экологически чистую энергетику. В России Минэкономики подготовило стратегию низкоуглеродного развития — к 2050 году выбросы парниковых газов в стране должны снизиться на 79%, а углеродная нейтральность (нулевые чистые выбросы СО2) может быть достигнута к 2060 году.

Мощности возобновляемой энергетики в последние 10 лет росли в среднем примерно на 8% в год. Мы выбрали акции из сегмента Environmental, которые выиграют от дальнейшей декарбонизации мировой экономики.

SolarEdge разрабатывает оптимизированные инверторные системы, которые нужны для повышения эффективности солнечных панелей. Технология помогает снизить стоимость получаемой солнечной энергии. Еще в 2014 году компания была на 10-м месте среди крупнейших поставщиков солнечных инверторов, а в 2020 году она стала лидером в этом сегменте.

SolarEdge обыгрывает конкурентов за счет производства недорогих оптимизаторов мощности. Сильный баланс позволяет компании инвестировать в новые проекты на рынке зеленой энергетики, включая накопители, зарядки и батареи для электромобилей и другие направления. Благодаря этому SolarEdge расширяет свое присутствие в быстрорастущем секторе чистой энергии.

По итогам второго квартала года результаты компании превзошли прогнозы аналитиков. Скорректированная прибыль на акцию во втором квартале достигла $1,28 при прогнозе в $1,12. Выручка год к году выросла на 44,7% до $480,1 млн, валовая прибыль — на 51,6% до $156,2 млн.

Аналитик BMO Capital Амит Таккар установил рейтинг по акциям SolarEdge Technologies «лучше рынка» и целевую цену на уровне $357. Аналитик отмечает, что основной продукт компании становится все более значимой частью быстрорастущего рынка солнечной энергии.

Компания Xcel Energy — энергетический холдинг, в активах которого есть гидро-, угольные, газовые, ветряные, солнечные и атомные электростанции. Также станции Xcel Energy работают на биомассе — обрезках древесины, мусоре и сельскохозяйственных отходах. На альтернативные источники энергии приходится 47% от электричества, вырабатываемого компанией.

К 2050 году Xcel Energy намерена производить на 100% безуглеродное электричество. Холдинг планирует потратить $24,3 млрд на капитальные проекты до 2025 года, включая направление новых возобновляемых источников энергии. В частности, компания оценивает возможность использования водорода в качестве топлива на станциях.

До 2025 года Xcel Energy ожидает роста прибыли на акцию на 5–7% в год, и на такой же уровень планирует повышать дивиденды.

Основные показатели Xcel Energy за второй квартал оказались выше прогнозов. Прибыль на акцию составила $0,58 при прогнозе в $0,54, выручка за квартал выросла на 18,6%, до $3 млрд, операционная прибыль год к году выросла на 3,8%, до $438 млн.

Аналитик Barclays Эрик Бомонт повысил целевую цену акций Xcel Energy до $76 и рейтинг до уровня «лучше рынка». Факторами роста для компании, по его мнению, станут широкая география бизнеса и переход на возобновляемые источники энергии.

First Solar разрабатывает и производит тонкопленочные солнечные панели. К 2025 году ожидаетcя, что ее производственные мощности увеличатся вдвое по сравнению с 2020 годом. Состояние баланса First Solar — одно из лучших в секторе. На 2021 год объем денежных средств компании насчитывает около $1,5 млрд, что придает бизнесу финансовой гибкости для инвестиций в расширение производства.

Читайте также  Квартиры Александра Панкратова-Черного на Тверской и Мосфильмовской

Скорректированная прибыль на акцию за второй квартал 2021 года на 28,3% превзошла прогнозы аналитиков и составила $0,77. Год к году показатель вырос на 120%.

Аналитик Susquehanna Бижу Перинчерил повысил рейтинг акций с нейтрального на позитивный и поднял целевую цену бумаг с $89 до $120.

Анализ событий, «распаковка» компаний, портфели топ-фондов — в нашем YouTube-канале

«Секретное оружие» сельского хозяйства

Углеродное сельское хозяйство — концепция, которая сегодня на устах у каждого крупного игрока в области ведения устойчивого агробизнеса. Его называют «основой будущей цивилизации» с высоким промышленным потенциалом. Что же это такое — углеродное сельское хозяйство?

Майкл Поллан написал для Washington Post, что считает его «секретным оружием» в сельском хозяйстве. Билл Маккиббен описал углеродное сельское хозяйство как «мощное видение, которое предвещает значительные изменения в использовании земли».

Углеродное сельское хозяйство является ответом сельского хозяйства на изменение климата. Проще говоря, цель состоит в том, чтобы взять избыток углерода из атмосферы, где элемент вызывает глобальное потепление, и хранить его в почве, в которой углерод помогает росту растений. Принцип довольно прост.

Большинство людей понимает, что сжигание ископаемого топлива превращает планету в одну большую теплицу. В отличие от нефти, почва на поверхности Земли содержит значительный запас углерода в виде органических веществ, который фермеры и садоводы всегда стремятся максимизировать. Растения становятся органическим удобрением для почвы, когда они разлагаются, и фотосинтез, по определению, удаляет углекислый газ из воздуха и подает его через корни растений в почву.

Беспокойство по поводу изменения климата во время переговоров по климату в декабре в Париже выразили 25 стран, которые взяли на себя обязательство применять концепцию углеродного земледелия, но владельцы ранчо, такие как Гейб Браун, который разводит домашний скот и выращивает культуры на 5000 гектаров за пределами Бисмарка (Северная Дакота), говорят, что вся почва будет питаться углеродом, это питательные вещества для жизненного цикла.

На первый взгляд, большинство способов ведения углеродного сельского хозяйства — это давным-давно известные органические методы: вместо того чтобы полагаться на «химические костыли», измельчение почвы и постоянную обработку, вы можете обогатить землю компостом и получить возможность разнообразить спектр продуктов питания и покровных культур на полях от сезона к сезону. Но Браун и другие фермеры — Джоэл Салатин из Вирджинии и Аллан Чабер из Зимбабве, которые практикуют углеродное сельское хозяйство, — идут на все, чтобы сохранить углерод-продуцирующие из атмосферы органические вещества в почве. Вспашки избегают, как чумы. Вместо того чтобы поднимать землю в конце цикла данной культуры, Браун посылает домашний скот, овец, свиней и цыплят, в поле, чтобы растоптали и съели урожай. Затем он использует сеялку, чтобы посадить следующий урожай среди гниющих корней предыдущего.

На полях у Брауна до сих пор растет кукуруза, но с покрытием клевера или горошка под стеблями. Он следит за каждым урожаем со смесью проса, суданской травы, коровьего гороха, подсолнечника и других почвообогащающих покровных культур, комбинируя до 70 различных видов в одной посадке. Каждый занимает свою нишу с точки зрения высоты, глубины корней, формы листа и темпа роста, образуя плотный покров растительности, которая перекачивает углерод с неба к земле и обеспечивает богатый «коктейль», на котором его скот должен пастись.

Браун говорит, что значительно увеличил свою доходность с момента начала использования метода ведения углеродного сельского хозяйства более 20 лет назад. В дополнение к улучшенному выходу кукурузы, сои, пшеницы он теперь поставляет говядину, свинину, яйца, цыплят-бройлеров и мед местным потребителям.

Другой окупаемый способ углеродного сельского хозяйства, по крайней мере, за рубежом, — углеродно-кредитные рынки. В течение последних пяти лет сельскохозяйственный сектор Австралии выиграл от внедрения программы национального ограничения выбросов и торговли, которая позволяет фермерам, применяющим метод секвестрации углерода, продавать углеродные кредиты (углеродные кредиты являются глобальной инициативой, имеющей целью попытаться ограничить количество выбросов парниковых газов в атмосферу) сильно загрязняющим окружающую среду корпорациям.

Америка до сих пор имеет углеродную кредитную систему (разрешения, которые позволяют владельцу выделять одну тонну углекислого газа). К примеру, в Калифорнии, согласно существующей системе штата, кредиты доступны в основном хозяйствам, которые сами по себе являются крупными фермерами-загрязнителями, они устанавливают анаэробные автоклавы для захвата метана (один из трех основных парниковых газов).

Многие считают, что домашний скот на пастбищах является идеальной системой для улавливания углерода. Каждый раз, когда животное грызет травинки, корни, освобождается немного углерода в почве. Но противники этого метода утверждают, что животные выбрасывают больше углерода, так как они помогают секвестру, указывая на отрыжки и навоз жвачных животных в качестве одного из основных источников парниковых газов.

Эрик Тоэнсмаэр, автор The Carbon Farming Solution, считает: «Выпас — единственный путь, пока ставки [секвестра] являются одними из самых низких из всех углеродсодержащих методов ведения сельского хозяйства».

Тоэнсмаэр призывает владельцев ранчо рассмотреть вопрос о silvopasture — практике выпаса скота среди деревьев, растущих на достаточном расстоянии друг от друга, чтобы позволить солнечному свету попасть на поля в качестве компенсации углерода, высвобождаемого животными.

Департамент сельского хозяйства США помогает фермерам перейти к практике углерод-изолирующих методов со свободным веб-инструментом под названием COMET-Farm, которая, основываясь на введенных пользователем данных, позволяет экспериментировать с различными сценариями управления земельными ресурсами, чтобы увидеть, какой из них работает лучше всего. Ученый Адам Чэмберс говорит, что данные инструменты должны помочь фермерам монетизировать практики секвестрации, так как углеродный рынок развивается.

Пять постулатов секвестрации углерода

1. No-till

Не нужно смешивать почву с воздухом, из-за чего углерод окисляется обратно в атмосферу. Вместо этого стоит сосредоточиться на многолетних культурах, которые не требуют обработки почвы, или не использовать сеялку упрощенного посева для крупных ежегодных посадок.

2. Органическая мульча

Покрытие почвы вокруг мелких растений древесиной или мульчей из соломы, чтобы предотвратить потерю углерода.

3. Компост

Компост богат стабильной (нелегко окисляется) формой углерода. Приверженцы углеродного сельского хозяйства рекомендуют распыление его по поверхности почвы, можно распространять его прямо по траве на пастбище, а не пахать его.

4. Ротация скота

Концентрированные стада в небольших загонах на поле являются предпочтительным выбором, что позволяет животным непрерывно питаться на одной большой площади.

5. Покрытие растениями

Покровные быстрорастущие культуры, такие как клевер и вика, покрывают и обогащают почву углеродом, а также могут выращиваться вместе с товарными культурами в период вегетации, чтобы компенсировать углерод, который теряется, когда эти культуры собирают.

В России предложат бизнесу сажать лес за «углеродные кредиты»

В чем суть идеи

В России хотят монетизировать территории Дальнего Востока, сдавая их в аренду для посадки новых деревьев или сохранения уже имеющегося лесного фонда, сообщил Bloomberg со ссылкой на свои источники. Российские власти надеются создать рынок, с помощью которого предприятия смогут компенсировать ущерб окружающей среде. Эта инициатива также может стать ответом России на критику из-за недостаточного внимания к экологическим проблемам, отмечает агентство.

Читайте также  Как сэкономить место для стиральной машины с помощью умывальника

В пресс-службе профильного вице-премьера Виктории Абрамченко отказались от комментариев. В Минприроды на запрос «Газеты.Ru» напомнили о планах совершенствовать регулирование выбросов парниковых газов в лесном хозяйстве. Сохранение лесов — одно из направлений по сокращению выбросов.

«Стратегия (долгосрочного развития национальной экономики с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года) предполагает использование лесохозяйственных мероприятий для абсорбции углерода, в первую очередь, за счет борьбы с обезлесением путем лесовосстановления и лесоразведения», — сообщили в Минприроды. Также планируется выделение защитных лесов и категории особо защитных участков, улучшение практики использования лесов, охраны лесов от пожаров и защиты от вредителей и болезней, а также противодействие незаконным рубкам древесины.

Компании, которые займутся посадкой деревьев, смогут получить и, при желании, продавать так называемые «углеродные кредиты» — некие сертификаты, которые условно позволяют компенсировать определенное количество выбросов. Это произойдет в случае, если специальная цифровая платформа подтвердит, что поглощение углекислого газа увеличилось. По данным Bloomberg, в проекте заинтересованы компании «Газпром нефть», «СИБУР» и группа «Синара». На момент написания текста упомянутые компании не ответили на запрос «Газеты.Ru» о заинтересованности в проекте.

«На долю России приходится 20% мировых лесов Мы можем превратить их в масштабный центр поглощения углерода», — цитирует агентство министра по развитию Дальнего Востока и Арктики Алексея Чекункова.

Откуда появились «углеродные кредиты»

Реализация климатических лесных проектов для получения «углеродных» единиц (по-английски часто называемых «credits») началась в период реализации Киотского протокола к климатической конвенции ООН в 2008-2012 годах, пояснил «Газете.Ru» директор центра экономики окружающей среды и природных ресурсов НИУ ВШЭ Георгий Сафонов. Тогда были разработаны все необходимые для этого правила и процедуры.

Первые климатические проекты в рамках этого протокола были зарегистрированы в России: это проект по выращиванию «климатических» лесов для поглощения углекислого газа в Алтайском крае и по управлению лесными экосистемами в Приморье.

В мире подобные проекты также получили широкое распространение. Например, в Новой Зеландии система торговли квотами на выбросы СО2 предусматривает сделки с «лесными единицами» поглощения углерода. Это привело к скачкообразному росту лесного фермерства в стране, рассказал эксперт.

Эффективная мера или пиар-ход

Директор программы WWF России «Климат и энергетика» Алексей Кокорин сообщил «Газете.Ru», что такую идею теоретически можно реализовать — она не является каким-то «рекламным» шагом. Предприятия действительно могут взять в аренду какой-то участок тайги и развивать лес, а их вклад в поглощение СО2 можно сертифицировать. Вопрос заключается в том, зачем компании будут покупать «углеродные кредиты», отметил эксперт.

По словам Кокорина, предприятия, особенно экспортные, понимают, что им нужно снизить так называемый углеродный след от производства их продукции. Это, например, касается стали, минеральных удобрений. Эксперт привел в пример компанию Shell, которая недавно поставила в Уэльс партию российского сжиженного газа, свободного от углеродного следа.

«Нужно, чтобы конечный покупатель, будь то в Уэльсе, Европе, где-либо еще был бы согласен и доверял бы таким проектам. До этого, я полагаю, еще очень-очень далеко»,

— отметил Алексей Кокорин.

По мнению эксперта, говорить о подобной инициативе в целом «категорически рано». Кокорин отметил, что нужно подготовить законодательную базу, провести исследования. Подобные эксперименты сейчас планируют опробовать на Сахалине, добавил он.

Сокращение выбросов по такой схеме будет небольшим, также пояснил эксперт. По мнению WWF и его самого в частности, оно максимум снизится примерно на 15%, в каких-то регионах возможно до 20%. Нужно заниматься развитием возобновляемых источников энергии, технологическим совершенствованием производства и так далее, считает Кокорин.

Схожего мнения придерживается и Георгий Сафонов из НИУ ВШЭ. «Инициатива по созданию лесных углеродных полигонов в России представляется разумной. Меры по выращиванию насаждений и управлению лесами давно назрели, потенциал для этого огромный. В то же время реализация лесных углеродных проектов – дело непростое», — сказал он.

«Международные требования к таким проектам (статус поглощенных лесом тонн углерода должен быть соответствующим) предполагают не только подготовку документации в утвержденном РКИК ООН формате, но и ее валидацию независимой аккредитованной организацией, подготовку отчета о мониторинге достигнутых поглощений СО2 с использованием методов измерения углерода в различных пулах (биомасса, почва и др.), верификацию результатов проекта», — сказал эксперт.

Сафонов также рассказал типичный срок для реализации углеродного проекта – 50 лет. Поглощение начинается примерно с 3-5-летнего возраста насаждений.

Что говорит бизнес

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) поддерживает климатические инициативы, сообщил «Газете.Ru» ответственный секретарь комитета РСПП по климатической политике и углеродному регулированию Сергей Твердохлеб. При этом он обратил внимание, что климатические проекты напрямую касаются парниковых газов, а не выброса загрязняющих веществ.

«Реализация климатических, в том числе лесных проектов, будет, безусловно, способствовать вкладу Российской Федерации в глобальную борьбу с изменениями климата и достижению целей Парижского соглашения. — считает он. — При этом для России, которой принадлежит более 20% всех мировых лесов, лесные проекты особенно важны – по оценкам экспертов, реализация таких проектов может привести к увеличению поглощения парниковых газов в объеме до 400-500 млн тонн СО2-экв. в год, что составляет примерно четверть ежегодной нетто-эмиссии парниковых газов по Российской Федерации».

Он также напомнил о важности проектов по повышению энергоэффективности, модернизации генерирующих и промышленных мощностей и др.

Можно ли оценить вклад лесов в поглощение СО2

В России пока нет системы, которая позволяет оценить вклад российских лесов в поглощение углекислого газа, сообщил руководитель лесного отдела «Гринпис» в России Алексей Ярошенко «Газете.Ru». «У нас нет достоверной информации о лесах», — сказал он.

По словам эксперта, средний возраст материалов по лесоустройству составляет 25 лет. Актуальные данные есть примерно по 16% российских лесов – это официальные данные Счетной палаты, уточнил Ярошенко.

Эксперт считает необходимым провести исследование, которое позволит оценить «углеродный вклад» российских регионов. Во многих субъектах, особенно на Дальнем Востоке, он может оказаться отрицательным, потому что регионы «катастрофически горят», площади лесных пожаров растут.

Алексей Ярошенко отметил, что в целом в отношении лесов сейчас две основные проблемы – это пожары и «бесхозяйственные рубки». По его словам, с пожарами, в частности, не удается справиться потому, что полномочия по решению этой проблемы были переданы регионам (сами леса находятся под федеральным контролем). Регионы, по его оценке, получают примерно треть от необходимого финансирования. Лучше ситуация обстоит в европейской части России. В Сибири же, например, выделяется лишь треть необходимого объема средств.

Анатолий Башкирцев/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы о различных материалах для строительства и отделочных работ. Уверен вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Анатолий Башкирцев.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
ROSHAL-LKZ.RU
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: